Меню





Зайцы могут льву давать пизды


Собрался весь торговый люд. Свои именья, капиталы Спустил Луки распутный дед, И наш Лукаша, бедный малый, Был нищим с самых юных лет. Вы любопытны, пол прекрасный, Но воздержитесь на сей раз.

Зайцы могут льву давать пизды

Народу много собралося, Купцы за гробом чинно шли И на серебряном подносе Муде Лукашины несли. Она собою всех прельщает, Манит к себе толпы людей, И бедный хуй по ней летает, Как по сараю воробей. Так близко находясь с Лукою, Не в силах снесть Тантала мук 14 , Полезла вдовушка рукою В карман его суконных брюк.

Зайцы могут льву давать пизды

Есть у меня тут на примете Один мужчина. Средь лужи крови труп вдовы, С пиздой, разорванной до пупа, Труп свахи, распростёртый ниц, И труп Лукаши без яиц. На передок все бабы слабы, Скажу, соврать тут не боясь, Но уж такой ебливой бабы И свет не видел отродясь.

Матрёна, сжалясь над вдовицей, Спешит помочь скорей беде И ну колоть вязальной спицей Луку то в жопу, то в муде. Чтоб не мешать беседе томной, Нашла Матрёна уголок, Уселась в нём тихонько, скромно И принялась вязать чулок. И вот по здравом рассужденье О тяжком жребии своём Она к такому заключенью Пришла, раскинувши умом:

Не дам я мелкому хую Посуду пакостить свою! Как будто ей всадили дышло 15 , Купчиха начала кричать И всех святых на помощь звать. Что ж, коли слушать не хотите, То, так и быть, её прочтите. Средь лужи крови труп вдовы, С пиздой, разорванной до пупа, Труп свахи, распростёртый ниц, И труп Лукаши без яиц.

Походкой скорой, семенящей Матрёна скрылася за дверь, И вот вдова моя теперь В мечтах о ебле предстоящей.

Всех ёбарей знакомы лица, Их ординарные хуи Приелись ей, и вот вдовица Грустит и точит слез струи. Вдова стенает, От боли выбившись из сил, Лука же жопу заголил И жертву еть всё продолжает. Мужчина нужен мне с елдою С такою, чтоб когда он ёб, Под ним вертелась я юлою, Чтобы глаза ушли под лоб, Чтоб мне дыханье захватило, Чтоб зуб на зуб не попадал, Чтоб я на свете всё забыла, Чтоб хуй до сердца доставал!

Мудищев тоже разъярился; Тряся огромною елдой, Как смертоносной булавой, Он на купчиху устремился. Хотите верьте иль не верьте, Но про него носился слух, Что он елдой своей до смерти Заёб каких-то барынь двух. Склонясь, стоял пред нею фасом Дородный видный господин И произнёс пропойным басом: Вошедши, сводня помолилась, На образ истово 6 крестясь, Хозяйке чинно поклонилась И так промолвила, садясь: Не годится И неприлично вам читать.

Аль просто чешется манда? Чтоб сладить мне с лихой бедою, Придётся, видно, сводню звать:

Мне нужен крепкий хуй, здоровый, Не меньше, чем восьмивершковый. Одна в гостиной ждёт-пождёт Купчиха гостя дорогого, А время медленно идёт. Вдова, не в силах пылкость нрава И женской страсти обуздать, Пошла налево и направо Любому-каждому давать.

Мудищев, именем Порфирий, Ещё при Грозном службу нёс И, поднимая хуем гири, Порой смешил царя до слёз. Они несли его патенты От всех московских бардаков Четыре вершка составляли одну пядь. Как будто ей всадили дышло 15 , Купчиха начала кричать И всех святых на помощь звать.

Услышав крики эти, сваха Спустила петли у чулка И говорит, дрожа от страха: Под вечерок она в пахучей Помылась розовой воде И смазала на всякий случай Губной помадою в пизде. Тебя, хуй длинный, прославляю, Тебе честь должно воздаю!

К Дашковскому, где хоронили, Стеклася вся почти Москва. Лука воспрянул львом свирепым, Старуху на пол повалил И длинным хуем, словно цепом 16 , По голове её хватил. Вы любопытны, пол прекрасный, Но воздержитесь на сей раз.

Восьмивершковый 1 , волосистый, Всегда готовый бабу еть 2 , Тебе на лире голосистой До гроба буду песни петь. Ебитесь все вы на здоровье, Отбросив глупый ложный стыд, Позвольте лишь одно условье Поставить, так сказать, на вид: Но эта Гименея 4 жрица, Преклонных лет уже девица, Свершая брачные дела, И сводней ловкою была.

Итак, не трогать, прошу вас. Но чу!

Нащупавши елдак, купчиха Мгновенно вспыхнула огнём И прошептала нежно, тихо, Склонясь к нему: Но после будете жалеть: Мудищев тоже разъярился; Тряся огромною елдой, Как смертоносной булавой, Он на купчиху устремился. Чтоб сладить мне с лихой бедою, Придётся, видно, сводню звать: Но чу!

И что же зрит?

Народу много собралося, Купцы за гробом чинно шли И на серебряном подносе Муде Лукашины несли. И даже еблей в час обычный Ей угодить никто не мог: Покорный Грозного веленью, Своей елдой, без затрудненья, Он раз убил с размаху двух В вину попавших царских слуг.

И вот, совсем любви не зная, Он одинок на свете жил И, хуй свой длинный проклиная, Тоску-печаль в вине топил. Как бы скорей ебню начать. О миг желанный! О, хуй!

И что же зрит? Услышав крики эти, сваха Спустила петли у чулка И говорит, дрожа от страха: Но впрочем вам Самим бы лучше убедиться, Чем верить слухам и словам! Средь лужи крови труп вдовы, С пиздой, разорванной до пупа, Труп свахи, распростёртый ниц, И труп Лукаши без яиц.



По оргазм
Искуственная вагина в домашних условиях
Порно видео старик трахает девушку
Видео пикаперы трахают шлюху покругу
Трахают в англии нд
Читать далее...